Реклама

2 декабря 1915 года

ОТ МОСКОВСКОГО ГРАДОНАЧАЛЬНИКА.
6-го декабря сего года, в Высокоторжественный день Тезоименитства ЕГО ИМПЕРАТОРСКОГО ВЕЛИЧЕСТВА ГОСУДАРЯ ИМПЕРАТОРА НИКОЛАЯ АЛЕКСАНДРОВИЧА, в храме Христа Спасителя имеет быть совершена архиерейским служением литургия и после оной молебствие о здравии и долгоденствии ИХ ИМПЕРАТОРСКИХ ВЕЛИЧЕСТВ и всего АВГУСТЕЙШЕГО ДОМА. Начало литургии в 10 часов утра.
Все находящиеся в Москве: придворные, военные и гражданские чины, дворяне и должностные лица городского сословия приглашаются в этот день в храм Христа Спасителя к литургии и молебствию. Форма одежды для придворных, гражданских чинов и для военных чинов частей немобилизованных—парадная, а для мобилизованных—походная, при орденах, лентах и знаках.

В России.
Новый минеральный источник.
ПЯТИГОРСК, 1, XII. Геологической разведкой на южном склоне горы Машука, на глубине 36-ти сажень, открыт горячий минеральный источник. (ПА).
Болезнь ген. Думбадзе.
ЯЛТА, 1, XII. Заболел ялтинский градоначальник генерал Думбадзе. К нему вызван известный харьковский профессор Тринклер.
От мнения профессора будет зависеть вопрос от отъезде Думбадзе для лечения в Кисловодск.
Похождения саратовской крестьянки.
(От нашего саратовского корреспондента).
В саратовской судебной палате, как я уже телеграфировал, рассмотрено громкое дело авантюристки Базарновой, молодой, 26-ти лет, неграмотной женщины, выдававшей себя за Великую Княжну Ольгу Николаевну.
Дополню это сообщение не лишенными бытового колорита подробностями раскрывшимися на судебном следствии.
Финал похождений Базарновой разыгрался, как известно, в селе Голом Карамыше, Камышинского уезда.
Обвинительный акт и свидетели так описывают пребывание авантюристки в этом селе:
16-го мая текущего года сельский староста села Голого Карамыша получил от старосты села Таловки срочную телеграмму:
«Приготовьте квартиру для Ее Высочества Ольги Николаевны».
Телеграмма вызвала переполох. Староста оповестил о предстоящем приезде «великой княжны» местную администрацию и крестьян. В селе начались спешные приготовления для встречи.
В доме фабриканта Бендера были отведены лучшие комнаты. Дом украсили флагами и разноцветными сарнинками. Флаги появились и на всех домах русских крестьян и немцев-колонистов. На гумне Бендера шла спешная организация нескольких хоров их учащихся. Улицы села устлали свежей травой.
К моменту встречи был сформирован конный отряд. В состав его вошли наиболее почетные крестьяне и представители местной интеллигенции.
Лошади были убраны национальными лентами.
Почетная кавалькада галопом направилась за село для встречи. При проезде улицей села произошел «маленький» инцидент, на который в то время никто не обратил даже внимания: один из представителей почетного отряда задавил лошадью насмерть 6-летнего мальчика.
На улицах выстроились шпалерами все жители села.
Торжественный въезд состоялся в 7 часов вечера. «Великая княжна» следовала на земских лошадях. Костюм ее поражал простотой: легкое летнее пальто, белый платочек и повязка «Красного Креста» на левой руке.
Тысячная толпа с пением гимна приветствовала «великую княжну». Громовое «ура» перекатывалось с одного конца села на другой. Радостные клики крестьян сливались с тожественным звоном колоколов.
Все происшедшее затем в доме Бендера было так же похоже на незабвенные сцены из «Ревизора».
Волостной старшина и писарь поднесли «великой княжне» хлеб-соль и, опустившись на колени и целуя руки «великой княжны», приветствовали ее от лица всего села.
Начальник местной почтово-телеграфной конторы г. Дмитриев в полной парадной форме представился «великой княжне» и подал ей рапорт.
— Ну что, у вас тут все благополучно?—спросила «великая княжна».
— Так точно, ваше высочество,—отрапортовал начальник почтово-телеграфной конторы.
Выдерживая роль, авантюристка сделала старшине выговор: ей не понравилось, что в селе так много собак.
Старосте авантюристка приказала созвать сход и выбрать особых сборщиков для сбора денег в пользу солдат.
К многолюдной толпе, стоявшей во дворе Бендера, она обратилась с обличительной речью:
— Вот вы здесь, как я вижу живете хорошо. Все прилично одеты. А там, где льется кровь, где гибнут тысячами наши братья,—страшная нужда. Им необходимо помогать. Вот я сейчас прибыла с передовых позиций,—посмотрите, какая у меня загорелая рожа?!
Интеллигенция и крестьяне стояли без шапок. Многие даже опустились на колени.
— Налево кругом,—скомандовала авантюристка.
Крестьяне с пением гимна и кликами «ура» покинули двор Бендера.
В большом зале тем временем был сервирован обеденный стол. К обеду приглашены были представители интеллигенции—пастор, доктор, учителя.
«Великая княжна» веля себя несколько странно. За стол она села в пальто, вилку и нож брала неумело, бутерброды отправляла в рот прямо руками. Присутствующие, однако, не замечали этих странностей. Все были увлечены «милостивой» беседой «великой княжны». Она расспрашивала, как ведет себя высшая местная администрация, не обижают ли пастора и священника, и т. д.
Тут же «княжна» сделала распоряжение созвать назавтра стариков, с которыми она собиралась потолковать о земельной прирезке.
Выдало авантюристку ничтожное обстоятельство.
Она, поковыряв у себя в носу, вытерла руку о скатерть.
Обедающие многозначительно переглянулись.
Как-раз в это время прибыл извещенный урядником о приезде «великой княжны» уездный исправник.
— Пусть подождет,—строго заявила авантюристка, когда доложили, что исправник желает ее видеть.
Прием исправника состоялся в саду после обеда.
Исправник, уже узнавший о возникших за обедом подозрениях, попросил авантюристку предъявить документы.
Авантюристка грозно набросилась на исправника.
— Да ты с ума сошел… Да ты знаешь, с кем имеешь дело? Я—великая княжна Ольга Николаевна. Вероятно, захотел на передовые позиции. Сейчас же отправлю туда.
Исправник опешил, но после минутного колебания повторил свое требование.
Авантюристка смутилась, и волшебный сон сразу развеялся.
«Великая княжна» превратилась в крестьянку Базарнову.
При обыске у Базарновой было отобрано 52 рубля.
Часть этих денег была спрятана в чулке. При обыске всех поразило крайне грязное платье и белье авантюристки.
Базарнова рассказала, что она посетила уже ряд селений. Мысль выдать себя за великую княжну пришла ей на пароходе.
В тот же день Базарнова была отправлена под конвоем в город.
Разочарованию жителей не было конца. Особенно было огорчен один крестьянин. Он, узнав, что «великая княжна» осталась недовольно обилием в селе собак, успел до ее отъезда перевешать всех трех своих собак.
Судебная палата, как уже сообщалось, приговорила Базарнову к лишению прав и заключению в исправительный дом на два года.
Отобранные у нее деньги постановлено передать в распоряжение «Красного Креста».

1915-N276-s1

Газета Русское Слово, № 276, Среда, 2-го (15-го) декабря 1915 г., 8 страниц

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *