Реклама

6 февраля 1905 года

БОЖИЕЮ МИЛОСТИЮ
МЫ, НИКОЛАЙ ВТОРЫЙ,
ИМПЕРАТОР И САМОДЕРЖЕЦ
ВСЕРОССИЙСКИЙ,
Царь Польский, Великий Князь Финляндский,
И ПРОЧАЯ, И ПРОЧАЯ, И ПРОЧАЯ.
Объявляем всем верным Нашим подданным:
Провидению угодно было поразить Нас тяжелою скорбию: Любезнейший Дядя Наш, Великий Князь СЕРГЕЙ АЛЕКСАНДРОВИЧ скончался в Москве, в 4-й день сего февраля, на 48 году от рождения, погибнув от дерзновенной руки убий, посягнувших на дорогую для Нас жизнь Его. Оплакивая в нем Дядю и Друга, коего вся жизнь, все труды и попечения были беспрерывно посвящаемы на службу Нам и отечеству, Мы твердо уверены, что все Наши верные подданные примут живейшее участие в печали, постигшей ИМПЕРАТОРСКИЙ ДОМ Наш, и соединят теплые молитвы свои с Нашими об успокоении в царстве праведных души усопшего Великого Князя.
Дан в Царском Селе в 4-й день февраля, в лето от Рождества Христова тысяча девятьсот пятое, Царствования же Нашего в одиннадцатое.
На подлинном Собственною Его Императорского Величества рукою начертано:
„НИКОЛАЙ“.

Убийство Его Императорского Высочества Великого Князя Сергея Александровича.
Траур при Дворе.
От Двора Его Императорского Величества объявлено:
Г-жам статс-дамам, камер-фрейлинам, гофмейстеринам, фрейлинам и гг. придворным кавалерам и первых 5-ти классов особам обоего пола.
Государь Император Высочайше повелеть соизволил: по случаю кончины Его Императорского Высочества Великого Князя Сергея Александровича наложить при Высочайшем Дворе траур для первых 5-ти классов на 3 месяца, начав оный с 4-го сего февраля. Кавалерам носить при мундирах обыкновенный траур, а дамам по нижеследующему разделению: первый месяц носить черные шерстяные платья и на голове уборы черные, 2-й месяц носить черные шелковые платья, 3-й месяц носить черные шелковые же платья с цветными лентами.
Панихида в Чудовом монастыре.
Панихида у гроба покойного Великого Князя назначена была в 2 ч. дня.
К этому времени небольшой храм наполнился чинами высшей администрации, военного начальства, представителями различных сословий и общественный групп.
У гроба выставлен был почетный караул из генералов свиты Его Высочества, двух гофмейстеров и офицеров Киевского полка, шефом которого состоял покойный.
По сторонам стояло два дворцовых гренадера.
На гроб были возложены венки: от Ее Императорского Высочества Великой Княгини Елисаветы Федоровны, от конторы Двора Его Высочества и от дамского лазарета, устроенного военными дамами, с баронессой Бильдерлинг во главе.
В начале третьего часа в храм прибыли Их Императорские Высочества Великая Княгиня Елисавета Федоровна с Великой Княжной Марией Павловной и Великим Князем Дмитрием Павловичем и Его Императорское Высочество Великий Князь Константин Константинович, приехавший утром из Петербурга.
Панихиду совершали преосвященные Трифон, Нафанаил и Серафим.
Пел хор синодальных певчих.
В 4 часа, а затем в 8 часов вечера у гроба снова совершены были панихиды в присутствии Их Императорских Высочеств.
На Красной площади.
В течение всего дня на улицах, ведущих к Красной площади, наблюдалось необычное скопление публики.
Население столицы стремилось к месту катастрофы, но с утра въезд в Кремль был запрещен в виду предстоявшей в Чудовом монастыре панихиды по Великом Князе.
Народ все прибывал и увеличивал несметные толпы публики, собравшейся на Красной площади.
Полиции с трудом приходилось отстаивать свободный проезд к Никольским воротам для подъезжавших экипажей с высокопоставленными лицами, собиравшимися в Чудов монастырь к панихиде.
После 2½ часов толпа на Красной площади стала редеть, так как и после разъезда с панихиды доступ в Кремль был первое время не разрешен.
Позже публику стали пускать небольшими группами, попарно, для желающих поклониться останкам Великого Князя.
Поклонение останкам.
Желавшая проститься с останками покойного Великого Князя публика впускалась в Спасские ворота, откуда регулируемое чинами полиции течение толпы направлялось вдоль стен соборов и Николаевского дворца — правым тротуаром—во двор Чудова монастыря. Ворота Чудова монастыря были заперты, и их открывали периодически для впуска отдельных групп не более 100 человек.
Из ворот толпа направлялась через двор на заднюю лестницу, ведущую в монастырский храм, опять попарно, при чем при входе в Алексиевский придел, где находится катафалк с останками покойного Великого Князя, помещенными со вчерашнего дня в дубовый гроб, народ разделялся на две шеренги и обходил гроб с двух сторон, отдавая поклонение праху.
У гроба шло непрерывное чтение псалтыри и стоял почетный караул — из двух гофмейстеров, двух офицеров Киевского полка, шефом которого был покойный князь, и двух дворцовых гренадер.
Из Алексиевского придела толпу выпускали на площадь пред Чудовым монастырем и чрез шеренги городовых выводили через Боровицкие ворота из Кремля.
Вправо от Чудова монастыря — в сторону места, где был убит Великий Князь,—публику не пропускали.
Отмена спектаклей.
В конторе московских казенных театров получены по телефону предписания не открывать театров завтра и послезавтра, о чем публика должна быть уведомлена объявлением следующего рода: «По случаю кончины Его Императорского Высочества Великого Князя Сергея Александровича Императорские театры закрыты 4-го, 6-го, и 7-го февраля».

1905-N35-s1

Газета Русское Слово, № 35, Воскресенье, 6-го (19-го) февраля 1905 г., 6 страниц

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *