Реклама

6 августа 1917 года

Перевод экс-императора в Тобольск.
Официальное сообщение.
Временное правительство объявляет по соображениям государственной необходимости, правительство постановило находящихся под стражей бывших императора и императрицу перевести в место нового пребывания.
Таким местом назначен Тобольск, куда и отправлены бывший император и императрица с соблюдением всех мер надлежащей охраны.
Вместе с бывшими императором и императрицей на тех же условиях отправились в Тобольск, по собственному желанию, и их дети и некоторые приближенные им лица.
Министр-председатель Керенский.

Тобольск.
Бывшего царя с его супругой отправили в Тобольск, губернский город в Западной Сибири.
Сторона дальняя, но не из тех «столь отдаленных мест», куда русские цари сотнями и тысячами ссылали своих «внутренних врагов», начиная с князей Волконских, Трубецких.
Сторона неприветливая, глухая и глухая, но не Якутская область, не Туруханский край.
Город Тобольск—один из старинных в Сибири. Разместился он, нужно сказать, на довольно живописном месте, при слиянии рр. Иртыша и Тобола. Лучшая часть города, с каменными казенными зданиями, с учебными заведениями (мужская гимназия, духовная семинария и др.),—на высоком гористом берегу Иртыша. Здесь же и единственная достопримечательность—сад Ермака, с памятником этому завоевателю Сибири.
Средний обыватель устроился преимущественно под горой, на немощеных, грязных улицах. Деревянные домики, почти сплошь одноэтажные, часто напоминают картину подлинного «сельского ландшафта».
А, между тем, география могла бы обещать лучшую участь городу, о котором русская история то-и-дело вспоминает: Бирон, Меньшиков и затем бесконечный ряд имен, воевавших за свободу.
География не обидела Тобольска: река Иртыш—большая, быстрая, широкая; здесь она уже равна Волге-матушке; пароходы отсюда идут в Омск и Семипалатинск по Иртышу, в Томск—по Иртышу и Оби, в Тюмень сначала по узкому, но глубокому Тоболу, а потом по узкой и мелкой Туре.
Путь от Петрограда до Тобольска (2.800 верст) и от Москвы  до Тобольска (2.300) верст идет так: железной дорогой через Вологду, Вятку, Пермь, Екатеринбург, Тюмень; от Тюмени пароходом до Тобольска не менее суток.
Зимой Тобольск «отрезан от мира», лишен культурных путей. В это время пароходный переезд из Тюмени приходится заменять знаменитой сибирской «тройкой», запряженной в «возок», т.-е. укрытый, обтянутый со всех сторон зимний экипаж.
Но «возок»—это своего рода роскошь. Обыкновенно сибиряки довольствуются «повозками», экипажами, закрытыми с зада и с боков, а то просто «кошевами», обшитыми, глубокими санями, в которых свободно веет леденящей снежной буран.
Если бы кому вздумалось навестить в зимнее время будущее местопребывание бывшего царя, то он должен помнит, что из Тюмени придется проехать 250 верст первобытным способом… Не на собаках,—как и сейчас катаются на севере той же Тобольской губернии,—а на лошадях.
Правда, сибирские тройки и пары бегают быстро, но и они это расстояние везут больше суток, при условии, что вы едете без отдыха, почти не выходя из экипажа. Сибиряки умеют ездить именно так: без отдыха в суточный срок.
В Тобольске (а еще больше в Тобольской губернии) перебывало много ссыльных всех сортов и рангов. Среди них немало было и смельчаков предпринимавших побеги даже зимой. Но когда являлось желание бежать, то сведущий человек понимал, что дело это нелегкое. Не в том первый вопрос, как бежать, а куда бежать, в каком направлении.
Бежать в Россию—значит бежать через всю многолюдную Россию. Через Сибирь в Японию или Китай? Но это страшно далеко, да и путь неведомый, пугающий какой-то бесконечностью.

1917-N179-s1

Газета Русское Слово, № 179, Воскресенье, 6-го (19-го) августа 1917 г., 4 страницы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *