Реклама

10 марта 1917 года

АРЕСТ НИКОЛАЯ II.
В 11 ч. 30 м. 9-го марта Николай II доставлен в Царское Село.
8-го марта, в 4 часа 50 минут дня, в Могилеве арестован бывший император всероссийский Николай II.
Лишение свободы бывшего царя произошло при следующих обстоятельствах:
7-го марта в дневном заседании совета министров, после непродолжительных прений, было постановлено отрекшегося от престола Николая II и его супругу лишить свободы.
Выполнение этого постановления в отношении Александры Федоровны было поручено командующему войсками петроградского военного округа генералу Корнилову.
Арест Николая II, по соглашению временного правительства с исполнительным комитетом Государственной Думы, был возложен на четырех комиссаров: А. А. Бубликова, С. Ф. Грибунина, В. М. Вершинина и С. А. Калинина.
В ПУТИ.
Получив соответствующий документ от исполнительного комитета Государственной Думы, комиссары в 5 часов дня отправились в здание министерства внутренних дел, где в это время происходило заседание временного правительства. Здесь князь Г. Е. Львов вручил А. А. Бубликову приказ о лишении бывших царя и царицы свободы.
В 11 часов вечера 7-го марта с экстренным поездом, в составе двух вагонов (салон-вагона и вагона 2-го класса), с Царскосельского вокзала отбыли комиссары в ставку. Поезд шел без всякой охраны.
Первая остановка была в Витебске в 11 часов утра 8-го марта. Комиссаров встретил на перроне начальник Риго-Орловской дороги Генрихсен, приветствовавший членов Думы от имени собравшихся железнодорожных служащих. О миссии комиссаров и Генрихсен, и сопровождавщие его лица, очевидно , были осведомлены. Под бурные клики «ура» в 11 часов 30 мин. утра отбыли дальше.
В час 10 мин. пополудни—вторая остановка в Орше. Собравшаяся на вокзале большая толпа шумно приветствовала комиссаров. Вершинин и Бубликов отвечали. В час 20 мин. поехали дальше.
ПРИЕЗД В СТАВКУ.
В 3 часа дня поезд тих подошел к станции «Могилев». На вокзале комиссаров приветствовали высшие служащие, с товарищем министра путей сообщения на фронте генералом Кисляковым во главе, и многочисленная публика. После кратких приветственных речей Грибунина и Бубликова комиссары при кликах «ура» в автомобиле отправились в штаб верховного главнокомандующего.
У ГЕНЕРАЛА АЛЕКСЕЕВА.
Беседа комиссаров Думы с начальником штаба верховного главнокомандующего была непродолжительной. Бубликов вручил начальнику штаба подписанный временным правительством приказ о лишении свободы Николая II.
Генерал Алексеев молча пробежал бумагу, медленно сложил ее и спрятал в карман. Было ясно, что начальник штаба осведомлен  заранее о миссии четырех членов Государственной Думы.
— Господа,—заявил начальник штаба,—поезд уже готов к отправлению, все ждут ваших распоряжений, чтобы двинуться в путь.
Беседа закончена. Комиссары попрощались с генералом Алексеевым и в автомобиле двинулись назад на вокзал.
ПОЕЗД БЫВШЕГО ЦАРЯ.
К моменту возвращения комиссаров поезд бывшего царя, в составе 10-ти вагонов, был уже сформирован. На запасном пути, рядом с ним, стоял поезд вдовствующей императрицы Марии Федоровны. По распоряжению комиссаров, был представлен точный список лиц, сопровождавших Николая II. Список имел 47 имен, с лиц свиты до прислуги включительно. Комиссары вычеркнули только одно имя—флаг-капитана адмирала Нилова. Последнему в категорической форме было предложено оставить поезд.
Адмирал Нилов, вытяну руки по швам, ответил:
— Слушаюсь.
Флаг-капитан интересовался, должен ли он считать себя арестованным и имеет ли право в другом поезде ехать в Царское Село и в Петроград.
— Никаких распоряжений на ваш счет нами не получено,—последовал ответ комиссаров.—Вы можете ехать куда угодно и как угодно, только не в царском поезде.
— Слушаюсь,—ответил адмирал, повернулся по-военному на каблуках и удалился.
За несколько минут до отхода поезда прибыл генерал-адъютант Алексеев. После кратких переговоров с комиссарами начальник штаба прошел в поезд Марии Федоровны, где в это время царь завтракал с матерью, и сообщил ему, что все готово к отбытию в Царское Село.
Николай II попрощался с матерью и вышел на перрон.
Часы показывали 4 часа 35 мин. дня.
ОТЪЕЗД В ЦАРСКОЕ СЕЛО.
К этому моменту на перрон собрались некоторые начальствующие лица и много публики.
Бывший император—в форме собственного конвой. При гробовом молчании собравшихся он, держа одну руку под-козырек и нервно покручивая усы другой, твердым шагом направился к своему вагону.
Стоявший в толпе флаг-капитан Нилов подбежал к царю, схватил его руку, поцеловал, всхлипнул и медленно побрел назад.
Николай II быстро вошел в вагон и захлопнул дверь.
Комиссары Бубликов и Вершинин, все время присутствовавшие у входа в вагон, в последний раз пожали руку генералу Алексееву.
Все было готово. Без всяких звонков, без свистка, по одному движению руки коменданта, поезд в 4 часа 50 мин. медленно отошел.
Ни звука приветствия, но не было и враждебных возгласов. У окна вагона вдовствующей императрицы стояла небольшого роста женщина и печально глядела вслед удаляющемуся поезду.
То была мать Николая II.
Когда вагон, в котором находились комиссары, поравнялся с толпившейся на дебаркадере толпой, публика приветствовала представителей народа.
Комиссарам Думы предложено было сначала поместится в вагоне свиты, но они отказались и приказали прицепить свой вагон в хвост царского поезда.
Николай II из лиц свиты сопровождали генерал-майор кн. Долгоруков, генерал-майор Нарышкин, флигель-адъютант полковник Лейхтенберг, флигель-адъютант полковник Мордвинов и лейб-хирург профессор Федоров.
В ПУТИ.
Царский поезд не имел никакой охраны. В распоряжение комиссаров Думы генералом Алексеевым были командированы только 10 солдат, под начальством унтер-офицера железнодорожного батальона.
На первой же остановке начальник конвоя был приглашен комиссарами. Ему были даны инструкции, объяснены смысл и значение происходящего, и сообщены маршрут и конечная цель поездки. Все распоряжения об остановках в пути, о перемене маршрута и т. п. исходили исключительно от комиссаров. Без них не посылалась ни одна телеграмма. Им же доставлялись все депеши, получавшиеся в пути. Комиссары все время сносились по телеграфу с председателем исполнительного комитета М. В. Родзянко.
Наступила ночь. Весь поезд погрузился в мрак. Только в вагоне Николая II и в вагоне комиссаров виднелся свет.
Утром 9-го марта на станции «Сущека» к комиссарам явился кн. Долгорукий и просил разрешения сообщить по телеграфу в Царское Село о том, чтобы к назначенному времени были присланы автомобили и экипажи для бывшего царя и его свиты. Просьба эта со стороны комиссаров возражений не встретила.
Между прочим, в пути к членам Думы являлись депутации с денежными пожертвованиями в пользу революции. Являлись делегаты от поездного состава, от кухонной прислуги и от дворцовой полиции:
— Так же честно, как мы служили старому порядку, мы будем служить новому правительству,—заявили делегаты от дворцовой полиции, вручая комиссарам деньги.
Со станции «Сервино» по телефону было дано знать начальнику царскосельского гарнизона о времени прибытия поезда, и предложено явиться на вокзал для встречи комиссаров.
ПРИБЫТИЕ В ЦАРСКОЕ СЕЛО.
В 11 час. 30 мин. утра 9-го марта поезд подошел к царскому павильону. Здесь уже собрались начальник царскосельского гарнизона, комендант города, комендант станции и другие начальствующие лица, несколько солдат и публика.
Из близких Николаю II лиц на вокзале не было никого.
Бывший император вышел из вагона и быстро прошел в павильон. Здесь с ним прощалась дворцовая прислуга; все подходили к нему и целовали в плечо. Некоторые плакали.
Миссия комиссаров была закончена.
Сдав бывшего царя начальствующим лицам, получившим уже все инструкции, члены Думы по соединительной ветке отбыли в Петроград.
Николай II из павильона прошел с ближайшими лицами свиты к автомобилю. Остальные лица свиты разместились в экипажах и в других автомобилях.
Кортеж двинулся к дворцу.
В ЦАРСКОМ СЕЛЕ.
До 10 часов в Царском Селе не было точно известно, когда именно прибудет поезд, и к какой платформе. Лишь в 10½ часов комендант вокзала получил телефонограмму депутата А. А. Бубликова о том, что поезд литера А прибудет в 11 часов 25 минут к царскому павильону.
Встречать поезд приехали: начальник царскосельского гарнизона полковник Кобылинский, комендант Царского Села полковник Манцев, командированный из Государственной Думы прапорщик Вахтатдзе, член временного комитета Царского Села поручик Кальтенберг, корреспонденты газет и около 20-ти солдат.
В 11 час. 30 мин. поезд литера А прибыл к павильону. На платформу вышли находившиеся в павильоне. У большинства солдат на шинелях красные ленточки. У некоторых кокарды обернуты красной материей. У прапорщика Вахтадзе красная повязка на рукаве.
Поезд, подходя к платформе, замедлил ход. Вагон, в котором находился Николай II, остановился как-раз перед входом в павильон. Двери вагона растворились, и вышел бывший император. Он был бледен и безучастен. Быстро шагая, почти бегом, наклонив голову и опустив глаза в землю, ни на кого не глядя, Николай II прошел через вестибюль к автомобиле. Некоторые офицеры отдали ему честь. Из солдат никто чести не отдал.
Войдя в автомобиль, Николай II откинулся в глубь его, как бы желая скрыться от взглядов толпы. Вслед за ним в автомобиль вошел кн. Долгоруков.
Автомобиль помчался к Александровскому дворцу. Сопровождавшие бывшего царя разместились в поданных к царскому павильону придворных экипажах и также направились во дворец. Следом за ними в автомобиле поехали начальник гарнизона, комендант Царского Села и член временного комитета Царского Села.
В АЛЕКСАНДРОВСКОМ ДВОРЦЕ.
Приехав в Александровский дворец, Николай II прошел в предназначенные для него покои. Здесь ему было объявлено, что ему воспрещается какое бы то ни было сношение с внешним миром. Переписка подвергается контролю. Разговоры по телефону воспрещаются.
Сопровождавшим Николая II было объявлено, что они могут впредь до распоряжения временного правительства оставаться в Александровском дворце, при чем им также воспрещено всякое сношение с внешним миром.
Николай II выразил желание увидать Александру Федоровну и детей. Это ему было разрешено.

Вопрос о дальнейшей судьбе Николая II остается открытым.
Существовало предположение отправить его в Англию, где у него имеются родственники. Но этот план встречает возражения. Отрекшийся царь знает наши военные тайны, и было бы опасно выпускать его из России. Николай II из Англии может переехать в другое место и сообщить секретные сведения нашим врагам.

Охрана царскосельского дворца, в котором ныне находится лишенные свободы Николай II и Александра Федоровна поручена 1-му стрелковому полку.
Полк расположен вокруг дворца в полном составе, со всеми офицерами во главе.

1917-N55-s1

Газета Русское Слово, № 55, Пятница, 10-го (23-го) марта 1917 г., 4 страницы

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *