Реклама

17 августа 1917 года

В России.
Грандиозный пожар в Казани.
КАЗАНЬ, 15, VIII. 14-го августа, в 2 часа 30 минут дня, на окраинах города начался пожар, принявший грандиозные размеры и охвативший несколько пригородных слобод.
Население Казани массами стало выселяться из города в окрестные деревни, располагаясь за недостатком помещений в полях. Пожар продолжается. Много пострадавших, получивших тяжелые ожоги и ранения.
Среди пострадавших начальник местного завода артиллерийского ведомства генерал Лукницкий.
Угрожавшая этому заводу опасность предупреждена.
КАЗАНЬ, 15, VIII. Часть бежавших из города вернулась. Принимаются экстренные меры помощи погорельцам.
В виду того, что катастрофа приняла чрезвычайные размеры, Казань и прилегающие к ней слободы объявлены на военном положении.

Дело Сухомлиновых.
Заседание 14-го августа.
ПОКАЗАНИЕ ГЕНЕРАЛА А. А. ПОЛИВАНОВА.
Вся первая половина дня уходит на выслушание показаний бывшего военного министра ген. Поливанова.
Появление этого генерала, одно время сосредоточившего на себе не только общественное внимание, но и общие надежды угнетенной военными невзгодами России, вызывает общий интерес.
Высокая фигура, смуглое нервное лицо с отпечатком живой, деятельной мысли. Немало болезненных морщин, которым отвечают нервные подергивания всего корпуса, пока генерал стоит у свидетельского барьера.
В своем обширном показании он дает исчерпывающий обзор состояния русской армии и русской обороны с 1910 г. по 1915 г.
Японская война совершенно обессилила нашу оборону. Для восстановления ее была выработана программа, которая, однако, вначале все же имела в виду, главным образом, лишь возможность новой войны с той же Японией. программа эта начала осуществляться с 1909 и 1910 гг., при чем слабое развитие русской промышленности и техники заставляло отставать от выполнения намеченного, из года в год оставляя не один десяток миллионов рублей неиспользованных кредитов. Только с 1910 г. начинают предприниматься шаги, которые уже как бы предусматривают для нас возможность войны на западной границе.
Ген. Поливанов упоминает об упразднении крепостей и крепостных войск.
— Эта мера казалась мне недостаточно продуманной. Я против нее протестовал, и здесь начало охлаждения в отношениях Сухомлинова ко мне.
Наша неподготовленность.
Говоря о том, что даже норма в тысячу снарядов на орудие в к началу войны не была достигнута, свидетель объясняет это не только слабостью технических средств, но и медленностью в отыскании лучших образцов. В других странах уже вооружались, а у нас все еще искали наиболее совершенной системы, например, для дистанционной трубки.
Анализируя причины нашей неподготовленности, ген. Поливанов указывает, что при осуществлении военной программы необходимо было зорко следить и пополнять ее сообразно требованиям, выдвигаемым жизнью. К сожалению, это исполнялось не всегда. Например запасы винтовок оказались недостаточными, потому что введены были новые кадры ополчения, что было принято во внимание органами снабжения.
Тучи надвигались. После проведения в Германии единовременного военного налога для многих было ясно, что войны не избежать. Нужно было тогда же пересмотреть все нормы снабжения, обеспечить нашу промышленность хотя бы сырьем и нужными станками. Нужно было, наконец, проверить мобилизационные и операционные расчеты в связи с теми изменениями, которые вносились в план будущей кампании упразднением крепостей.
Ген. Поливанов далек от того, чтобы возлагать вину за неосуществление всего этого на одного ген. Сухомлинова. Война—дело всего народа, а следовательно, всего правительства. Между тем, отношения правительства к интересам обороны оставляли желать многого. Я убежден, например, что, если бы во главе правительства находился тогда Столыпин, такого отношения не было бы.
Отмена «военной игры» в Зимнем дворце.
Ген. Поливанов указывает, что во всех странах Европы придается огромное значение так-называемым стратегическим «военным играм», когда командующий войсковыми частями, под одним общим руководством, по картам комбинирует возможные операции будущей кампании и сопоставляет их с имеющимися материальными данными. Такая военная игра была как-раз назначена в Зимнем дворце 7-го февраля 1910 года под руководством великого князя Николая Николаевича. Съехались генералы. Все было готово, и вдруг царь из Царского Села отменил военную игру.
После, вплоть до войны, так она и не была устроена.
Свидетель слышал, что мотивами отмены были 1) заявление Николая Николаевича, что он не успел подготовиться для руководства, 2) боязнь царя, что продолжительные занятия высших военных чинов в Зимнем дворце встревожат западных соседей.

1917-N187-s1

Газета Русское Слово, № 187, Четверг, 17-го (30-го) августа 1917 г., 6 страниц

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *